Скоропостижная отставка генерала Дрыманова и аресты в СК по Москве

Karma police

Лежачего не бьют, но к ползучим это не относится. Многие россияне уже в курсе, а украинцам может быть любопытно узнать, что накануне, на фоне громкого ареста за взятку заместителя и еще двух подчиненных, в отставку ушел генерал Александр Дрыманов. Последний год он возглавлял московский главк Следственного комитета, а в течение еще года перед этим – самый амбициозный проект ведомства, «украинское» Управление по расследованию преступлений, связанных с применением запрещенных средств и методов ведения войны. "Он прошел путь от рядового следователя, старшего следователя при председателе, до и.о. руководителя управления в ГСУ СК. Генерал-майор Дрыманов - опытный профессионал и честный человек" – прокомментировал его последнее назначение спикер СКР Владимир Маркин.
Все это управление создавалось весной 2014 года с идеей, что пока победоносное ополчение ДНР пробивает коридор до Одессы, захватывая тысячи пленных, СКР будет расследовать как неправильно воюет украинская армия и готовить материалы для будущего Нюрнберга. А в повседневном режиме снабжать СМИ историями про бандеровские зверства. Управление щедро укомплектовали кадрами, даже скорее на вырост, следователей было не меньше двух десятков.
Это был такой личный стартап председателя СКР Бастрыкина. Украинская война обещала быть короткой, славной, и пролиться дождем наград на всех причастных. Армии и ФСБ в этом отношении было проще, а СКР пришлось специально придумывать себе дело. Вот, придумали такое управление.
Дрыманов хорошо зарекомендовал себя в 2008 в Южной Осетии, логично, что новый ответственный участок поручили ему. Работа сразу закипела: с первых же месяцев счет допрошенных свидетелей и потерпевших пошел на десятки тысяч. Все это сводилось в одно гигантское уголовное дело №201/837072-14, которое разрасталось со страшной скоростью. Заочно были предъявлены обвинения чуть ли не всему украинскому генштабу.
Дрыманова это явно не устраивало: его начальство ждало от него живого сочного мяса, бандеровца в наручниках под телекамеры, а все эти заочные обвинения – скука и тлен, одна бумага. Не знаю, открывали ли в управлении шампанское, когда 17 июня под Луганском погибли двое журналистов ВГТРК, и в тот же день в плен попали 8 украинских военных. Но постановление о возбуждении дела по факту артобстрела и гибели Волошина с Корнелюком Дрыманов подписал в тот же день в полдесятого вечера. Допоздна генерал сидел в кабинете. Важно было не упустить возможность.
Как мы теперь точно знаем из прослушки СБУ разговоров Болотова с Павлом Карповым, ФСБ первая заинтересовалась старшим лейтенантом Надеждой Савченко. Но аппаратные шестеренки в Москве завертелись, СКР, видимо, настоял, что «им нужнее», и в итоге забрал трофей себе. Что было дальше, я уже много раз описывал.
Подчиненный Дрыманова майор Маньшин приехал к Савченко в Воронеж, допросил ее и доложил, что можно работать. СКР публично объявил о ее аресте. Сам Дрыманов через три недели дал большое пафосное интервью «Коммерсанту»: «Савченко навела огонь минометов на журналистов и находившихся рядом беженцев по телефону. Ее вина подтверждается, в частности, детализацией звонков, сделанных с ее мобильного телефона, он был изъят во время ее задержания уже в России. Кроме того, у Савченко нашли карту местности, разбитую на квадраты, по которым и наносился артиллерийско-минометный огонь».
Подчиненные уже тогда же могли бы доложить генералу, что вообще-то все не так. Карту местности мы потом смотрели на суде – не та местность, и нет тех квадратов. Детализацию телефона в заседании читали, нюхали и лизали – нет тех звонков, СКР потом пришлось, додумывать, что вместо телефона была рация. Мои тогдашние коллеги Фейгин и Полозов склонны были считать, что нам противостоит в СКР хитроумный и коварный противник.
По мне, там было очень мало хитроумия и много некомпетентности и лени. Грамотно фальсифицировать уголовные дела – это тоже работа, и ее тоже надо уметь делать. Это труднее, чем просто честно расследовать. Если начальник полагается на подчиненных, не контролирует их фантазии и не наказывает за откровенную халтуру – выходит то, что выходит.
С делом Савченко в итоге получилось в точности как с олимпийской мочой – красивая вроде схема, пока не вылезло наружу. А вылезло – дикий позор, начальство, которому эту мочу уже вылили за шиворот, топает ножками и высматривает, чью бы голову снять в знак того, что оно тут не при чем и не в курсе. Дрыманов ушел из украинского управления еще до конца следствия, в феврале 2015.
Вообще украинская тема после осени 2014 перестала быть лакомой, начальство к ней заметно охладело и дождя звездочек больше не предвиделось. Работа в управлении продолжалась по инерции. Последний раз, когда СКР давал информацию по делу №201/837072-14 этой зимой, там было уже больше 100 000 свидетелей и 15 000 потерпевших.
В суд из всего этого богатства передали только два дела. В мае Путина всем миром заставили прогнуться и отдать Савченко. Не знаю, запомнил ли он, кто его так подставил и с кого весь этот стыд начался. Но скоропостижная отставка Дрыманова и арест зама – в любом случае очень кармическая история. Не можешь построить подчиненных так, чтобы хотя бы не пались – получай сразу за все, и за то, что было, и за то чего не было. Что на старой должности, что на новой.
« » - прокомментировал уход опытного профессионала и честного человека спикер СКР Владимир Маркин. Никак, в смысле, не комментировал.
На этом фоне снова пошли слухи про скорую отставку самого Бастрыкина и замену его генералом Красновым. У Бастрыкина, в общем, те же глобальные проблемы. К его верности Путину вопросов, может быть и нет, но работать же тоже надо уметь. Или хотя бы иметь, кто может работать за тебя и не допускает вселенских факапов. Но тогда рано или поздно неизбежно встает вопрос, зачем в этой схеме нужен ты сам.

Илья Новиков
Опубликовано: 21 Июля, 2016  16:34 Просмотров: 1596 Печать
Поделитесь этой статьёй с друзьями в социальных сетях

Уважаемые посетители сайта "Российская политика"!
Вы можете поддержать проект любой приемлемой для вас суммой.