Российская экономика разорвана в клочья»

Национальная гордость вместо материальных благ

Российская экономика переживает сложный период — «разорвана в клочья», как сказал президент Обама — так почему россияне не проявляют большего недовольства своими лидерами? Недавно страна пережила серьезную рецессию. Рубль потерял половину своей стоимости. Тем не менее, согласно результатам независимых исследований, проведенных в России, в последние два года рейтинги одобрения президента Владимира Путина неизменно превышали 80%. Одна из причин заключается в том, что, хотя российская экономика испытает затруднения, она все же не разваливается на части, а многие россияне еще помнят те времена, когда она находилась в гораздо более плачевном состоянии. Другой, возможно, более важной причиной является то, что господин Путин сумел убедить россиян в том, что экономика — это не главное.
Благодаря мощному контролю правительства над информацией внутри России господин Путин сумел «переписать» социальный контракт с народом. Этот контракт, который долгое время основывался на экономических достижениях, теперь основывается на геополитическом статусе страны. Если экономические трудности — это та цена, которую россиянам необходимо заплатить за то, чтобы Россия могла противостоять Западу, так тому и быть.
В 1990-е и 2000-е годы все было иначе. Тогда рейтинги одобрения российских лидеров точно повторяли изменения экономических показателей, как продемонстрировал политолог Дэниэл Трейсман (Daniel Treisman). Когда страна начала восстанавливаться после финансового кризиса 1998 года, популярность господина Путина выросла. И она снизилась, когда рост замедлился. Она вновь выросла в 2005 году, когда мировые цены на нефть — главную статью экспорта России — увеличились, в страну потекли иностранные инвестиции и произошел потребительский бум. Популярность Путина снова существенно упала в результате замедления темпов роста в 2012-2013 годах.
Вторжение России в Крым в начале 2014 года изменило все. Всего за два месяца рейтинг популярности господина Путина превысил 80%, и с тех пор он ни разу не опустился ниже этого уровня, несмотря на рецессию.
Кто-то может подумать, что эти цифры не отражают реальность: учитывая то давление, которое Кремль оказывает на своих оппонентов, разве участники опросов не боятся отвечать на вопросы честно?
Это маловероятно, о чем свидетельствует новое исследование, соавтором которого стал политолог Тим Фрай (Tim Frye) и которое проводилось на основе инновационного метода, называемого «списочными экспериментами». В результате этого исследования выяснилось, что даже с поправкой на возможное нежелание респондентов открыто признаваться в своих опасениях касательно конкретных лидеров, рейтинг популярности господина Путина очень высокий — примерно 70%.
В период рецессии 2015-2016 годов ВВП России снизился более чем на 4%, а реальные доходы россиян — на 10%. Это существенные изменения, однако они гораздо менее серьезны, чем, скажем, падение ВВП на 40%, с которым Россия столкнулась в первой половине 1990-х годов. Несмотря на резкое падение мировых цен на нефть и санкции, введенные против России правительствами западных стран после крымского кризиса, администрация Путина сумела предотвратить экономическую катастрофу благодаря компетентной макроэкономической политике.
Когда санкции отрезали России доступ к глобальным финансовым рынкам, правительство стало покрывать дефицит, начав проводить политику жесткой экономии и пользуясь средствами фондов национального благосостояния. В начале 2014 года объемы запасов в Резервном фонде России (созданном для смягчения финансовых шоков, вызванных падением цен на нефть) и в Фонде национального благосостояния (созданном для покрытия нехватки средств для выплаты пенсий) составляли примерно 8% от ВВП страны.
Правительство также стало проводить разумную денежную политику, в том числе приняло решение отпустить курс рубля в свободное плавание в 2014 году. Из-за падения мировых цен на нефть и стремительного оттока капитала — вызванного необходимостью выплачивать внешние корпоративные долги и ограниченностью иностранных инвестиций в России — всего за год рубль потерял половину своей стоимости.
Хотя ослабление рубля привело к существенному снижению материального благосостояния обычных россиян, оно увеличило конкурентоспособность российских компаний. В настоящий момент российская экономика снова начинает расти, хотя и медленно. Согласно прогнозам, в следующие несколько лет она будет расти на 1-1,5% в год.
Такие показатели не идут ни в какое сравнение с теми цифрами, которые господин Путин обещал россиянам в ходе своей предвыборной кампании 2012 года. Он говорил о том, что в 2011-2018 годах рост ВВП России будет составлять примерно 6% в год. Однако текущие показатели нельзя назвать катастрофическими, и российскому правительству вполне удается отделываться поверхностными объяснениями.
Отчасти благодаря почти абсолютному контролю правительства над прессой, телевидением и интернетом, ему удалось разработать новую грандиозную концепцию роли России в мире — в сущности, внушая россиянам, что им, возможно, придется потуже затянуть пояса ради блага всей страны. У этой истории есть несколько второстепенных линий.
Русскоязычное население Украины необходимо защищать от неонацистов. Россия поддерживает президента Сирии Башара аль-Асада, потому что он отчаянно борется против «Исламского государства», поэтому она помогла ему освободить Алеппо от террористов. Зачем Кремлю взламывать системы Демократической партии в США? И кто вообще верит тому, что говорит ЦРУ?
Российский народ, по всей видимости, верит в большую часть того, что ему внушают, или же ему все равно. И это не должно никого удивлять. В нашем недавнем исследовании, в основе которого лежат данные, полученные из 128 стран за последние 10 лет, мы с профессором Трейсманом разработали эконометрическую модель для оценки того, какие факторы влияют на рейтинги одобрения правительства и насколько сильно. Мы пришли к выводу, что сегодня полное снятие контроля над интернетом в такой стране, как Россия, приведет к падению рейтингов одобрения правительства примерно на 35%.
Но наша модель также подтвердила, что граждане всех стран, как демократических, так и недемократических, в меньшей степени одобряют действия их правительств, если темпы экономического роста низкие.
Итак, теперь, когда период рецессии завершился, а цены на нефть снова выросли, может ли социальный контракт в России измениться в ближайшее время так, чтобы в его основе снова лежали экономические показатели? Это маловероятно.
Нынешний подход сослужил хорошую службу правительству, и он может приносить властям пользу и в будущем. В международных делах Россия снова стала незаменимой страной, одновременно сумев справиться с экономическим давлением, которое сейчас начинает ослабевать. В то же время правительство по сей день не демонстрирует практически никакого желания проводить масштабные реформы, необходимые для модернизации и диверсификации российской экономики и являющиеся ключевым условием для начала роста.
Недавно правительство обнародовало свой бюджет на 2017-2019 годы, в котором заложены еще более масштабные меры экономии. В течение следующих трех лет расходы в реальном исчислении сократятся на 10%. Согласно прогнозам, рост ВВП России будет оставаться на уровне, ниже средних мировых показателей. Это нельзя назвать блестящими перспективами, поэтому, вероятнее всего, правительство продолжит навязывать россиянам свою политику, прибегая к аргументам, касающимся не материального процветания, а геополитики и национальной гордости.

Сергей Гуриев, The New York Times
Опубликовано: 26 Декабря, 2016  14:58 Просмотров: 740 Печать
Поделитесь этой статьёй с друзьями в социальных сетях

Уважаемые посетители сайта "Российская политика"!
Вы можете поддержать проект любой приемлемой для вас суммой.