Об участии оппозиции в выборах президента

Пора быть ответственными

Участие Евгения Ройзмана в выборах губернатора Свердловской области в Кремле сочли риском. Власть организовала все так, что ему просто арифметически не хватило подписей депутатов для преодоления муниципального фильтра. Отказ в допуске к выборам Ройзману заставляет поднять тему тактики и стратегии демократической оппозиции в преддверии президентской кампании 2018 года. Объявившие о своих намерениях участвовать в президентских выборах Алексей Навальный и Григорий Явлинский предложили своим сторонникам бойкотировать губернаторские выборы в Свердловской области. Надо полагать, что в декабре Навальный призовет своих сторонников бойкотировать и президентские выборы. Но до этого времени он будет вести свою предварительную кампанию с целью убедить электорат в неизбежности его регистрации властями.

Призрачные надежды

Решение о недопуске Навального уже принято. «Юридическое основание» и «широкое общественное мнение» для декабрьского официального отказа в допуске давно сформированы. Навальный и его соратники хорошо помнят, как после несанкционированных акций лета 2013 года выдвинутый ПАРНАСом Навальный был допущен к участию в мэрской кампании в Москве.
Многие его сторонники верят, что участие в выборах мэра стало возможным именно благодаря уличному протесту. Они забывают, что муниципальный фильтр был преодолен их лидером подписями депутатов-единороссов, собранных по приказу властей.
Надежды, что несанкционированные акции в декабре этого года убедят власти в целесообразности допуска Навального на выборы, просто наивны в свете сегодняшней политической реальности.
Явлинский, по-видимому, рассчитывает на то, что он будет допущен к выборам, а демократическая оппозиция и электорат будут вынуждены поддержать его «по факту» в качестве единственного допущенного участника. Но получить широкую поддержку таким образом ни Явлинскому, ни «Яблоку» еще никогда не удавалось.
Да и рассчитывать на добрую волю власти «играть по правилам» совершенно не стоит. В 2012 году Явлинский, так же как и я в 2008 году, был снят с выборов из-за якобы «некачественных» подписей.

Поставить власть перед выбором

Чтобы реальная оппозиция была допущена на выборы президента, нужны такие общественно-политические условия, при которых цена отказа для правящего режима будет слишком высока. Многие согласятся, но скажут, что это невозможно. Но я утверждаю, что возможно, и этому есть подтверждение.
В декабре 2011 года сто тысяч москвичей вышли на Болотную и затем на Сахарова. Тогда мы все смогли напугать власть, и заставить ее пойти на компромиссы. Оппозиция проводила переговоры с Медведевым и Володиным по пакету изменений в партийное и выборное законодательство, и власть приняла часть предложенных нами поправок.
Тогда мы не смогли добиться большего, так как внутри команды организаторов протеста возникли разногласия. Наша партия ПАРНАС (Борис Немцов, Владимир Рыжков и я) неоднократно предлагала внести в список из пяти наших требований перенос президентских выборов на полгода для принятия новых законов, открывающих доступ к выборам всем оппозиционным силам. Другие участники с этим не соглашались, сводя все требования к повышению прозрачности и честности выборов.
Для создания общественно-политических условий, обеспечивающих допуск оппозиции на выборы, уровень и «качество» давления на власть должны соответствовать масштабу поставленной задачи – победе на президентских выборах и незамедлительной смене разрушительного политического курса страны.
Должен появиться политический субъект, строящий свою программу не на эмоциях, а на разумных аргументах, и добившийся благодаря этой программе доверия избирателей. Но этот субъект — не отдельная личность, какой бы обаятельной, харизматической и технологичной она ни была. Им может стать только широкая коалиция.
Её нужно создавать на базе главных демократических ценностей, на понимании основ государственного и общественного устройства, внешнеполитических приоритетов, на единых оценках истории страны.
Крайне важно принятие коалицией принципа переходного периода от сегодняшнего политического режима к демократической России. Это сложный путь решительных реформ, сопряженный с большими личностными рисками, требующий готовности к политическому самопожертвованию ради будущего нашей страны.
В таком коалиционном соглашении — Демократическом консенсусе, должны быть прописаны жесткие ограничения справа и слева. Недопустимы формулы «отобрать и поделить» и «Россия для русских», реабилитация большевизма, ксенофобские взгляды и имперские претензии на территории других государств.
Всеядный популизм, желание понравится всем, игра на комплексах постсоветского человека должны быть пресечены. К сожалению, оказалось, что Алексей Навальный и многие его сторонники не понимают важности таких ограничений.
Публичная дискуссия с Гиркиным фактически легализовала этого командира боевиков, признающего свои деяния и гордящегося ими. Тезисы, прозвучавшие на этих «дебатах», говорят о том, что взгляды Навального противоречат базовым демократическим ценностям. Он сводит их к циничному торгу по важнейшим вопросам внутренней и внешней политики, экономическим вопросам жизни нашей страны.
Жесткие рамки коалиционного соглашения позволят выстроить устойчивую стратегию и тактику участия оппозиции в выборах. Сделают ее менее уязвимой к провокациям, атакам и искушениям со стороны власти.

«Удар» группой кандидатов

Мне представляется, что коалиционное участие в президентской кампании должно заключаться в выдвижении от оппозиции сразу нескольких известных кандидатов (например, Григория Явлинского, Евгения Ройзмана, Ирины Прохоровой, Владимира Рыжкова, Дмитрия Гудкова и др.) с гарантированной общей поддержкой всеми единого кандидата на последнем этапе. Но даже в таком формате допуск хотя бы одного кандидата не гарантирован, и если откажут всем, то масштабное протестное давление на власть становится неизбежным.
Решение нужно принимать всем вместе: протест будет эффективен лишь при полном единстве.
Объединение на базе общих принципов сразу же даст оппозиции доверие широких слоев населения, в том числе интеллектуальной и бизнес-элиты, и даже чиновников-профессионалов, ориентированных на демократические перемены. Чтобы заслужить такое доверие, оппозиция должна представить своим избирателям эффективную команду перемен — переходное правительство. Избиратель увидит, что он поддерживает опытных политиков и управленцев, умеющих работать с людьми и знающих, какие преобразования нужны стране.
Командная работа станет гарантией от персонификации будущей демократической власти, от зацикленности на первом лице, неизбежно провоцирующей авторитаризм. Мы должны показать людям, что главное для нас — не смена людей во власти, а формирование демократических государственных и общественных институтов.

Путь только один

Да, к сожалению, опыт взаимодействия оппозиции дает слабую почву для оптимизма. Не были услышаны наши предложения по объединению с «Яблоком» перед думской кампанией 2016 года. Печален опыт создания демократической коалиции с Навальным на этих выборах. В результате растерявшийся демократический избиратель не пошел на участки, отказался наблюдать за подсчетом голосов.
Но что же делать? Приходится вновь и вновь возвращаться к теме консолидации, потому что другого пути просто нет. Разобщенная оппозиция становится «спойлером» и «мальчиком для битья», множит неверие и апатию, помогая власти убеждать людей в своей безальтернативности.

Михаил Касьянов
Опубликовано: 25 Июля, 2017  23:34 Просмотров: 214 Печать
Поделитесь этой статьёй с друзьями в социальных сетях

Уважаемые посетители сайта "Российская политика"!
Вы можете поддержать проект любой приемлемой для вас суммой.