О попытке скрыть следы сталинских репрессий

Спецоперация «Сандармох»

Экспедиция Российского военно-исторического общества (РВИО) сделала свою первую находку в Сандармохе, на территории крупнейшего в Карелии места захоронения узников ГУЛАГа. Но в РВИО уже заявили, что, вероятно, нашли не жертв сталинского режима, а красноармейцев, попавших в финский плен и убитых противником. Останавливаться на одном захоронении они не намерены и готовы копать дальше. Люди в камуфляжной форме появились в урочище Сандармох в конце прошлой недели, но раскопки начали с понедельника. Перед этим обследовали территорию. Сандармох — это мемориальное кладбище рядом с Медвежьегорском, в двух часах езды на автомобиле от Петрозаводска. 236 расстрельных ям, в которых покоятся свыше шести тысяч репрессированных. Работу по описанию места памяти провел историк Юрий Дмитриев вместе с петербургским «Мемориалом». В Российском военно-историческом обществе — это общественно-государственная организация во главе с министром культуры Владимиром Мединским— заявили, что для них это место имеет другое значение. «Сандармох для меня это линия обороны финской армии, здесь были кровопролитные бои. И я на этом месте ищу солдат и офицеров. И возможно, расстрелянных узников финских лагерей», — сказал Сергей Баринов, руководитель департамента Российского военно-исторического общества.
За началом экспедиции наблюдали журналисты трех изданий. Нас уверяли, что сначала будут работать в 15 километрах от Сандармоха, где во время Второй Мировой войны высадился десант Красной армии. Но на следующий день мы случайно наткнулись на уже разрытую яму, когда приехали на территорию Мемориального кладбища вместе с директором краеведческого музея.
Поисковые работы в Сандармохе проводят впервые за 21 год. В 1997 году это делал историк Юрий Дмитриев, но сейчас он находится в СИЗО, а за ограждением из красной ленты работают лопатами военнослужащие Западного военного округа — их военно-историческое общество привлекает для земляных работ.
Проектную документацию, которая необходима для проведения работ на территории охраняемого объекта культурного наследия, нам предъявить не смогли. В военно-историческом обществе уверяют, что кладбище «Сандармох» не имеет утвержденных границ. Хотя границы есть и они зафиксированы в кадастровом плане. Директор местного музея Сергей Колтырин курирует работы со стороны районной администрации, он неохотно подтвердил нам, что поисковики копают на окраине «Сандармоха». «Пока это территория [мемориального кладбища], потому что я вижу последние столбы где обозначены ямы. Но она не была определена. У нас есть еще такие кусочки, где трудно сказать, есть там захоронения или нет», — сказал Колтырин.
Спустя несколько часов работы в окружении карельских сосен были найдены первые останки. На глубине почти двух метров не только почерневшие от времени кости, но и, как говорят в военно-историческом обществе, фрагменты одежды. По мнению участников поисков, скорее всего это часть шинели и валенки.
Руководитель экспедиции РВИО Олег Титберия почти сразу же с заметным воодушевлением выдвинул версию: «Если совсем предварительно говорить, [найдены] пули стальные, у нас таких на вооружении не было. Руки у них были связаны за спиной. Стояли они на коленях перед расстрелом. Предположительно, поскольку у них остатки шинели зеленого цвета — это наши военнопленные».
Останки погрузили в мешки и передали полиции, их должны отправить на экспертизу. Но кто и где ее будет проводить, пока не ясно. Между тем, против раскапывания Сандармоха выступили родственники репрессированных. Они опубликовали открытое письмо с призывом не тревожить покой их предков.
Вот что сказал внук убитого в Сандармохе Хаима Гарбера, публицист и историк из Петербурга Даниил Коцюбинский: «Мне сложно представить, какие чувства испытает моя мама, если узнает, что кто-то сегодня пришел на это место с лопатой и решил поперебирать кости. Причем с нарушением не только этических, но и правовых норм. Ведь это не просто такой каприз министерства культуры во главе со своим любителем военной истории Владимира Мединским. Это, с моей точки зрения, прямое нарушение двух статей уголовного кодекса. Первая — надругательство над телами умерших и местами их захоронений. И вторая — разрушение или повреждение объектов культурного наследия».
Историк Юрий Дмитриев в защиту мемориального кладбища выступить не может, поскольку находится в СИЗО по обвинению в сексуальном насилии по отношению к приемной дочери. Предыдущее дело — об изготовлении детской порнографии — развалилось. Однако интерес правоохранительных органов к Дмитриеву почти полностью совпал по времени с появлением гипотезы о том, что в карельском лесу могут быть не только жертвы государственных преступлений, но и солдаты Красной Армии.
Новые поиски в Сандармохе продлятся до 5 сентября. Впрочем, в военно-историческом обществе говорят, что намерены приехать сюда еще не один раз.

Артем Филатов, Роман Перл Артем Филатов, Роман Перл
Опубликовано: 2 Сентября, 2018  01:16 Просмотров: 73 Печать
Поделитесь этой статьёй с друзьями в социальных сетях

Уважаемые посетители сайта "Российская политика"!
Вы можете поддержать проект любой приемлемой для вас суммой.