О некоторых итогах операции "Тик-так" на "Эхе" и о других уроках морального релятивизма

Субкультура путинских подонков

Сон разума путинской России порождает невиданных чудовищ. Одно из них – провластная контркультура. Это такой же абсурдный гибрид как движение вегетарианцев в поддержку каннибализма. Или, наоборот, каннибалы за тотальное вегетарианство. Контркультура по определению отрицает ценности доминирующей культуры и в нормальном обществе в лучшем случае дистанцируется от власти или вообще противостоит ей. Культура молодежных движений 1960-х, движения хиппи, панков, еще раньше большевистские кружки, анархисты, совсем раньше первые христиане, - все эти субкультуры, отрицая ценности господствующей культуры, отрицали и любое приближение к власти, воспринимая его как предательство своих контркультурных ценностей. То же самое с уголовной средой, в которой любое сотрудничество с государством строго порицается и карается.
Путинский режим создал гибридные формы контркультуры, в которых отрицание норм морали сочетается со страстной поддержкой правящего режима. Это совсем не то же самое, что процесс превращения контркультуры в доминирующую культуру, как это было, например, с христианством или с большевизмом.
Тут все по-другому: представители маргинальных субкультур продолжают противостоять господствующей культуре в том, что касается этических и эстетических норм, и при этом открыто поддерживают власть политически.
Нечто похожее было в 1946-1956 годах в период т.н. «сучьих войн», когда часть уголовников в СССР стала открыто сотрудничать с администрацией лагерей. Но там для «сук» стоял вопрос их выживания, а нынешние подонки просто ищут сладкой жизни.
Яркий пример субкультуры путинских подонков это Хирург со своими «Ночными волками». Байкерские мотоклубы создавались как контркультурное явление. «Ангелы ада» с их культовой фразой: «Лучше править в аду, чем прислуживать в раю» были символом нонконформизма. В этом смысле Хирург представляет собой удивительное явление: «черт», стремящийся прислуживать в государственном «раю».
Еще более яркий пример контркультуры в услужении господствующего режима это целая когорта создателей инфраструктуры «подонской» субкультуры в Интернете, все эти рыковы, кононенко и прочие. Наиболее благоприятные условия для размножения субкультуры путинских подонков создает российское телевидение. Не случайно именно туда устремилась восходящая звезда этой субкультуры, Леся Рябцева.
Автор операции «Помощница» (авторское название – операция «Тик-так»), возможно самый яркий и успешный представитель субкультуры путинских подонков, Константин Рыков, начинал как создатель порносайтов и эротических баннерообменных сетей. Был создателем субкультуры «подонков» в Интернете, одним из популяризаторов языка «падонков» и культиваторов мата в сети. Почти сразу начал разворачивать движение: «Подонки за Путина», когда на «падонских» сайтах наряду с матерными постами стали появляться баннеры «За Путина!» и «Слава России!».
К этому времени Константин Рыков уже работал главой интернет-департамента Первого канала, а буквально через год избрался депутатом Госдумы от «Единой России». Подонство за Путина оказалось довольно прибыльным занятием: в числе прочего имущества Константин Рыков владеет виллой на Лазурном Берегу Франции.
Субкультура путинских подонков внутренне гетерогенна, состоит из отдельных фракций, которые не связаны между собой ни ценностно, ни организационно. Наряду с «медиа-подонками», такими как Рыков, Кононенко, Рябцева, есть еще довольно большая группа «сталинских подонков», типичным представителем которых является, например, Николай Стариков
Сталинистская субкультура и примыкающая к ней субкультура русского шовинизма, которые в 90-е годы были загнаны в культурное гетто, сегодня составляют солидную фракцию доминирующей культуры, но все-таки в своих крайних проявлениях, таких как, например, у Проханова, или того же Старикова, являют собой еще один пример контркультуры на службе у власти.
ЛДПР и ее лидер - это уникальный пример, когда субкультура подонков институционализирована и просто целым эшелоном входит во власть. То, что представляет собой эта организация и ее лидер, вполне исчерпывающе описал Егор Гайдар в своей статье «Ставка на негодяев», опубликованной в мае 1994 года. Именно через эту «партию негодяев» во власть пришло немалое число реальных уголовников. Не коррупционеров, а настоящих бандитов, «авторитетов» и держателей «общаков».
Субкультура подонков, проникающая во власть довольно сильно ее ослабляет. То, что власть, изъеденная изнутри этой ядовитой субкультурой, еще держится, вызвано, в том числе тем, что субкультура подонков проникла и в гражданское общество и в независимые СМИ и в оппозицию.
Пример Леси Рябцевой далеко не единственный. Можно привести примеры культивирования Павловского и Белковского в "Открытой России" МБХ и в СМИ, претендующих на роль качественных медиа. Большинство руководителей независимых СМИ, оппозиционных организаций и структур гражданского общества действуют в логике фразы, которую выдумали журналисты и зачем-то приписали Рузвельту: «Сомоса, конечно, сукин сын, но он наш сукин сын».
Хотя Рузвельт этих слов и не говорил, но многие государственные деятели и не только в нашей стране взяли ее на вооружение.
Проблема в том, что если во внешней политике власть имущих следование этому кредо может привести к достижению хоть каких-то целей, то для СМИ, институтов гражданского общества и оппозиции, у которых основным капиталом является репутация, запускать себе под кожу подонков смерти подобно.
Пример Венедиктова и итог операции «Тик-так» на «Эхе» неплохое тому подтверждение.

Игорь Яковенко
Опубликовано: 12 Декабря, 2015  06:34 Просмотров: 1580 Печать
Поделитесь этой статьёй с друзьями в социальных сетях

Уважаемые посетители сайта "Российская политика"!
Вы можете поддержать проект любой приемлемой для вас суммой.