Есть ли у Трампа союзники в США для сближения с Россией?

Трамп и перспективы сближения с Россией

Российская политическая и экспертная среда с воодушевлением восприняла победу Дональда Трампа на президентских выборах. Многие провластные аналитики отмечают, что республиканец будет вести прагматичную внешнюю политику, которая подразумевает сотрудничество с Москвой. Конечно, вряд ли в российском руководстве есть люди, надеющиеся на то, что Трамп сможет кардинально изменить американо-российский диалог. Проблемы, которые завели в тупик двусторонние отношения, имеют системный и долгосрочный характер. Сомнительно, что новая администрация Белого дома признает Крым частью России, забудет об Украине, сдаст Сирию, а также полностью откажется от своих союзнических обязательств в отношении Польши и стран Балтии. В действительности расчет Кремля был другим.
Москва опасалась, что победа Хиллари Клинтон приведет к активизации американской помощи либеральной оппозиции в России в преддверии президентских выборов 2018 года. Клинтон воспринималась как угроза для российской консервативной элиты. В связи с этим победа Трампа действительно стала хорошей новостью для Москвы, которая рассчитывает на то, что Вашингтон больше не будет вмешиваться во внутренние дела России.
Между тем, избранный президент США во время своей первой пресс-конференции в очередной раз отметил необходимость нормализации отношений с Россией. Трамп уверен, что международный терроризм является главной внешней угрозой, способной объединить усилия Вашингтона и Москвы. Эти заявления положительно оцениваются в Кремле, откуда слышатся призывы к преодолению кризиса недоверия между странами. Конечно, стремление двух лидеров найти общий язык является хорошим фундаментом для перезагрузки двустороннего диалога. Однако имеется ряд серьезных объективных преград, которые очень сложно преодолеть.
В России сложилось ошибочное представление о том, что воли и желания президента США достаточно для решения острых внешнеполитических вопросов, мешающих созданию продуктивных отношений. Подобное восприятие, скорее всего, исходит из проецирования российских реалий, где президент действительно обладает безграничными возможностями, на американские, где действует многослойная и сложная система сдержек и противовесов. Это означает, что одного желания Трампа наладить диалог с Россией мало. Для успешного перезапуска отношений с Москвой Трампу необходима команда единомышленников в Белом доме и мощная поддержка в Конгрессе.
Трамп, как человек далекий от политической бюрократии, доверил процесс формирования своего будущего аппарата опытным политтехнологам. После праймериз на него обрушилась волна критики из-за мягких высказываний в отношении политики России и лично президента Владимира Путина. Ответом на мягкую риторику Трампа стал вице-президент Майкл Пенс. Странно, что его персоне было уделено минимум внимания. Господин Пенс интересен по крайней мере по двум причинам.
Во-первых, он системный республиканец, который играет исключительно по партийным правилам и пользуется большим авторитетом в американском консервативном сообществе. Во-вторых, он последовательный критик российской политики. Конечно, можно сказать, что руководители штаба Трампа выбрали Пенса, чтобы тот сыграл роль плохого полицейского в российском направлении. Однако будет глубоким заблуждением считать, что Пенс будет подчиняться политической воле президента Трампа.
Новый вице-президент наработал серьезные связи в руководстве Республиканской партии за время работы в Конгрессе и губернаторства в Индиане. Примечательно, что в Палате представителей он заседал в комитете по международным делам и был инициатором множества резолюций и законопроектов. Назначая Пенса, Трамп рассчитывал на его опыт во внешнеполитических вопросах и широкие связи на Капитолийском холме.
Кроме того, необходимо принять во внимание тенденции последних шестнадцати лет, когда вице-президенты Дик Чейни при Буше-младшем и Джозеф Байден при Обаме оказывали ключевое влияние на выработку внешнеполитической стратегии. Опыт, связи и авторитет Пенса позволяют предположить, что эта тенденция будет продолжена.
Другие назначения в администрации пока также выглядят весьма неоптимистично для России. Майк Помпео, занявший пост директора ЦРУ, воспринимает нынешнюю российскую политику как угрозу для США и их союзников. Формально, директор ЦРУ подчиняется директору национальной разведки (ДНР).
Однако глава ЦРУ по-прежнему чаще работает напрямую с Белым домом и регулярно – с профильными комитетами в Конгрессе. Зачастую успехи и неудачи американской внешней политики во многом зависели от того, каким авторитетом обладал директор Центрального разведывательного управления. Во время слушаний в сенатском комитете по разведке Помпео заявил, что не разделяет мнение президента Трампа о том, что с Россией можно сотрудничать по каким-либо направлениям. Директор ЦРУ подчеркнул, что Москва «должна понести наказание за дестабилизацию Украины и поддержку диктаторского режима Асада в Сирии».
Точку зрения Помпео о важности более решительных действий против России разделяют Министр обороны Джеймс Мэттис и госсекретарь Рекс Тиллерсон. Мэттис заявил, что самое главное сегодня – это признать, что «господин Путин пытается подорвать Североатлантический альянс». Говоря в целом о перспективах российско-американских отношений, генерал Мэттис подчеркнул, что у США есть длинный список попыток взаимодействовать с Россией в позитивном ключе, но успехов крайне мало.
Наиболее сложными были слушания по утверждению кандидатуры экс-директора корпорации Exxon Mobil Тиллерсона на должность госсекретаря США. Влиятельные сенаторы – Бенджамин Кардин (демократ), Роберт Менедес (демократ), Марко Рубио (республиканец) и Джон Маккейн (республиканец) – сомневались насчет Тиллерсона из-за его дружеских отношений с Путиным и ряда действий пророссийского характера.
На слушаниях вышеупомянутые законодатели обвинили лоббистов Exxon Mobil в блокировании законопроекта в поддержку Украины и попытках отменить санкции против России. Нефтяной магнат заявил, что в роли госсекретаря будет поддерживать санкционную политику и другие действия, направленные на то, чтобы заставить Москву уважать нормы международного права. Тиллерсон также подчеркнул, что будет протестовать против любых решений президента Трампа, направленных на отмену санкций.
В администрации на дружбу с Россией настроены советник по национальной безопасности Майкл Флинн и постоянный представитель в ООН Никки Хейли. Оба политика уверены в том, что США должны сотрудничать с Россией по сирийскому вопросу и не выступать за отстранение от власти сирийского президента Башара Асада. Флинн и Хейли также считают, что Америке не следует активно вмешиваться в украинские дела, а все внимание необходимо сосредоточить на борьбе с ИГИЛ.
Многие эксперты уверены в том, что точки зрения этих политиков в какой-то степени сбалансируют жесткие позиции Помпео и Мэттиса. В отношении Майкла Флинна подобное утверждение отчасти оправдано, так как советники по национальной безопасности традиционно имели большое влияние на главу государства (например, Збигнев Бжезинский, Брент Скоукрофт, Колин Пауэлл). Что касается Хейли, то ее должность носит исключительно исполнительный характер. Она будет действовать на основе полученных из Госдепартамента инструкций, и ее личное мнение не играет никакой роли.
Важно помнить и о существующем психологическом фоне вокруг России. После публикации доклада американскими спецслужбами о вмешательстве российских хакеров в президентскую кампанию, все больше американцев склоняется к мнению о крайне враждебном настрое Москвы к США. Народ с непониманием и недоумением относится к тем политикам, которые не верят информации собственных спецслужб и продолжают выступать за восстановление отношений с Россией. Поэтому президенту Трампу и многим членам его администрации придется приложить серьезные усилия, чтобы избавиться от репутации пророссийских политиков.
В Конгрессе у руководства обеих партий сложился консенсус относительно политики в отношении России. Спикер Пол Райан (республиканец), лидер сенатского большинства Митч Макконнелл (республиканец), лидеры Демократической партии в Палате представителей и Сенате Нэнси Пелоси и Чарльз Шумер единым фронтом выступают за расширение санкций против России и увеличение военно-технической помощи союзникам по НАТО, в особенности Польше и странам Балтии.
Пол Райан отметил, что Россия является глобальной угрозой, и Америка должна сделать все необходимое, чтобы защитить свои интересы и своих союзников. В целом, последние слушания показали, что Конгресс настроен решительно, и не позволит Белому дому монополизировать процесс принятия внешнеполитических решений.
Главным союзником Трампа в деле сближения с Россией станет конгрессмен из Калифорнии Дана Рорабахер. Долгое время он был спичрайтером президента Рональда Рейгана и приобрел репутацию ярого борца с советским коммунистическим режимом. Взгляды конгрессмена изменились после развала СССР в 1991 году. Признавая, что лидеры российской оппозиции подвергаются репрессиям, он все же считает, что в России есть свобода вероисповедания, и в целом страна более открыта, чем ее предшественник – Советский Союз.
Рорабахер защищал Москву во время российско-грузинской войны 2008 года и критиковал администрацию Обамы за ошибочную политику на Ближнем Востоке и Украине. Он также считает, что вашингтонские политики не понимают Россию и относятся к ней несправедливо. В Палате представителей сложно найти других таких явных сторонников сближения Москвы и Вашингтона. Однако есть ряд конгрессменов, чьи взгляды на определенные внешнеполитические вопросы совпадают с позицией Москвы.
Так, конгрессмены-республиканцы Джастин Амаш (Мичиган), Майкл Берджес (Техас), Стив Стокман (Техас), Джон Данкан (Теннеси), Крис Гибсон (Нью-Йорк), Рауль Лабрадор (Айдахо), Тодд Рокита (Индиана) и Дон Янг (Аляска), а также демократы Алан Грейсон (Флорида) и Бето O'Рурк (Техас) последовательно голосовали против оказания США помощи Украине, а также против вооружения сирийской оппозиции.
В Сенате друзьями Трампа можно назвать Рэнда Пола из Кентукки и Дина Хеллера из Невады. Сенатор Рэнд Пол защищал Эдварда Сноудена и выступал против американского военного вмешательства в сирийский конфликт. Он известен своими пацифистскими и в некотором роде даже «изоляционистскими» взглядами.
Сильное влияние на Рэнда Пола оказал его отец Рон Пол, который больше всех защищал Россию и ее действия на международной арене, осуждая при этом внешнюю политику США. Несмотря на то, что Рэнд Пол в целом дружелюбен к Москве, он осудил аннексию Крыма и призвал администрацию Обамы жестко ответить Путину.
В свою очередь, сенатор Хеллер голосовал против резолюции об оказании финансовой помощи Украине, где, по его мнению, царит коррупция. Он также был против того, чтобы США углублялись в ближневосточные конфликты. Если Трамп решит не отвлекаться на сирийские и украинские дела, именно эти законодатели могут стать его главными союзниками в Конгрессе.
Исходя из существующих реалий, можно сделать ряд выводов. Во-первых, если избранный президент захочет наладить отношения с Россией путем отмены санкций, ему придется воевать не только с демократами, но и с собственной партией. Трамп понимает важность сотрудничества с Конгрессом для решения ключевых внутриполитических задач: бюджетной политики, налогов, иммиграции, здравоохранения, энергетики. Вряд ли он захочет испортить отношения с законодателями ради возможности сближения с Москвой.
Во-вторых, в ближайшие четыре года Конгресс будет крайне активен в решении внешнеполитических вопросов. Законодательная ветвь власти, которая подвергалась жесткой критике в последние восемь лет, сделает все возможное, чтобы доказать свою состоятельность и эффективность.

Арег Галстян
Опубликовано: 19 Января, 2017  17:57 Просмотров: 494 Печать
Поделитесь этой статьёй с друзьями в социальных сетях

Уважаемые посетители сайта "Российская политика"!
Вы можете поддержать проект любой приемлемой для вас суммой.