Современное российское самодержавие

Жизнь на «Титанике»

Вы обратили внимание на то, чем поглощен Кремль? Правящая в России команда пытается сделать случайно попавшую ей в руки власть своей собственностью в бесконечном временном измерении. Такое стремление отнюдь не редкость в мировой, а тем более в российской истории. Но вот какая любопытная вещь: чем дальше, тем больше Субъект власти, ее монополизировавший, подрывает собственные позиции. Выживание современного российского самодержавия определяется тремя факторами: способностью власти себя легитимировать; готовностью элиты соблюдать лояльность в отношении Персонификатора власти; возможностью системы использовать Запад в целях поддержки жизнеспособности государства, которое не может не только себя модернизировать, но и обеспечивать статус-кво. Настроения общества зависят от того, как работает эта "триада".
Российская реальность переворачивает привычное. Слабость, компенсируемая непредсказуемостью, создает иллюзию силы.Стабильность сохраняется за счет размытости принципов и отсутствия альтернатив. Агрессивность скрывает неуверенность. Давайте взглянем, на чем мы сегодня держимся, и подумаем, как долго страна может ковылять, превращая уязвимость и бесперспективность курса в свою национальную специфику?

1. Легитимность власти. В традиционно настроенных слоях общества легитимность власти разрушается ее усилиями по собственной десакрализации, а среди "модернистской" части россиян – их неверием в возможность смены власти.
2. Новое президентство В. Путина и его повестка. Кремль не придумал идеи, которая может объединить страну. "Диктатура закона"? Дискредитирована беззаконием. "Осажденная крепость"? Лишает ресурсов Запада. "Зачистка"? Придется строить защиту от "зачищенных". Бюрократизация вместо фаворитизма? Означает консервацию гнилья.
3. Лояльность как принцип существования правящего сословия. Работает, пока лидер гарантирует благополучие. Как только лидер перестает играть эту роль, правящее сословие начинает поиск нового объекта лояльности.
4. Силовики. Особый класс, возникший в результате сращивания репрессивного механизма с собственностью. Обладание собственностью лишает силовиков желания защищать государство. Неясно, в какой степени они готовы защищать лидера.
5. Коррупция. Вертикаль, построенная на коррупции, не может бороться с ней без риска саморазрушения.
6. Революция. Следствие отказа правящего класса от назревших реформ.
7. Загнивание. Результат осознанной политики власти, опасающейся революции. И то, и другое угрожает целостности страны.
8. Либерализм. Идеология меньшинства, дискредитированная как прокремлевскими либералами, так и сотрудничеством Запада с клептократиями.
9. "Проект Собчак". Способ окончательно лишить либеральное меньшинство массовой поддержки. Впрочем, "проект" был бы невозможен без готовности меньшинства стать объектом манипуляции.
10. Интеллектуалы. Прослойка, которая очеловечивает самодержавие, выводя общественное недовольство "в свисток".
11. Гражданские инициативы. Укрепляют стабильность за счет попыток решить проблемы, от решения которых отказалось государство.
12. "Фактор Навального". Тест на способность общества к протестам и готовность власти к кровопусканию.
13. Запад. Противник и донор одновременно. Облегчает выживание самодержавия, создавая образ "врага" для нужд мобилизации вокруг власти, одновременно снабжая ее ресурсами.
14. Война. Способ выживания российской системы. Интеграция правящего класса "в Запад" заставляет его перейти к шантажу войной с целью повысить свои дивиденды от диалога с Западом.

Власть, все активнее прибегая к репрессиям, тем самым признает, что не верит в возможность добиться повиновения без подавления. Мы имеем власть, у которой большие сложности с оправданием своего права на безграничное правление.
Конечно, было бы наивным думать, что кремлевский режим вот-вот падет. Непосредственных угроз для высшего правящего эшелона пока нет. Однако все дело в том, что процесс деморализации власти "пошел" и его не повернуть вспять. Мы имеем возможность наблюдать не просто истощение ресурсов властной корпорации. Речь идет о большем: власть, пытаясь выжить, подрывает основы своего существования.
Кремлю удается сохранить впечатление устойчивости только благодаря бесхребетности российского политического и интеллектуального классов, растерянности общества и кризиса западной цивилизации. Но кремлевские стратеги уже преуспели в сужении своего поля маневра. Они сумели пробудить беспокойство даже внутри кремлевского двора. Еще более успешно Кремль возбудил против России окружающий мир.
Трудно предвидеть повороты дальнейших событий. Однако нет сомнений в том, что будет делать российская власть – продолжать рыть себе яму. Дело не в отсутствии воображения у кремлевских сидельцев, дело в том, что интересы их выживания противоречат интересам не только общества, но и немалой части политического класса.
Вопрос в том, когда российский политический класс почувствует, что дальше терпеть невозможно. Вряд ли это осознание придет без встряски со стороны общества, слишком сильна в российской элите рабская покорность.
Есть еще один вопрос: когда его терпению придет конец, будет ли российский политический класс готов к созданию правового государства либо вновь воспроизведет самодержавие, на этот раз с другим Персонификатором? Ответа на этот вопрос пока нет, и от него зависит будущая траектория развития России.

Лилия Швецова
Опубликовано: 24 Марта, 2018  16:33 Просмотров: 755 Печать
Поделитесь этой статьёй с друзьями в социальных сетях

Уважаемые посетители сайта "Российская политика"!
Вы можете поддержать проект любой приемлемой для вас суммой.