Статьи об экономике
Я не верю в реформы. Для проведения реформ, которые могли бы послужить стимулом для экономики, нужны демократические институты и свобода предпринимательства. Более того, нужно иметь юридическую защиту бизнеса и собственности. Всего этого в России нет. Для того чтобы какие-то реформы проводились, нужно радикально реформировать юридическую и политическую системы. Когда я вижу планы реформ, которые делают как минимум три группы – это группа во главе с Кудриным, группа во главе с Титовым и Минэкономразвития РФ, то могу сказать – все эти планы нереалистичны. Я разговаривал с членом группы Кудрина, и он мне, смеясь, говорил: «Забудьте вы про эти планы, их невозможно претворить в жизнь». Разговаривал с участниками группы Титова – то же самое. Говорят: «Чтобы обойти эту проблему, разбили план действий на 30 пунктов и предупредили о том, что если хотя бы один пункт не будет реализован – ничего не получится». А есть совершенно нереализуемые пункты.
Внешнеполитические и военные авантюры России в Сирии и на Украине опустошили ее когда-то изобильную нефтяную копилку до последнего рубля. Это порождает множество острых вопросов к Владимиру Путину в преддверии грядущих выборов. Вот уже многие годы Владимир Путин не вступает в прямые дебаты со своими политическими противниками. Когда в России начинается предвыборная борьба, правящая партия вместо дебатов собирает своих сторонников на закрытые встречи. Там Путин произносит речь, которая передается по государственным телеканалам. Под конец президент отвечает на избранные вопросы, и на этом все заканчивается. От прямых дебатов, во время которых хорошо подготовленные противники могут поспорить с высказываниями президента и потребовать от него ответов, воздерживаются уже давно, ведь они подразумевают риск
Российский военно-морской флот и судостроительная промышленность пережили тяжелейший кризис в 90-е годы из-за развала Советского Союза и его монолитного военного аппарата, поглощавшего значительную часть государственных ресурсов. Достаточно вспомнить, что советский флот в те годы получал всего 13% от суммы, требовавшейся на одно только поддержание в море его атомных ракетных подводных лодок и атомных судов, необходимых как для поддержания способности сдерживания, так и для безопасности в целом, то есть для предупреждения возможных аварий с реакторами. По оценкам аналитиков, в первые годы 2000-х из приблизительно 300 судов в составе флота всего 15% было способно выходить в море. Почти все судостроительные верфи остановили производство, а многие суда, строившиеся в 80-е годы, остались на стройке и заржавели.
Уходящий 2017 год заканчивается неожиданно в одном отношении – практически полностью отсутствуют обнадеживающие обещания властей. Идя на очередной срок в 2012 году, Путин выступил с 7 программными статьями, 2 из которых были прямо посвящены экономике. 7 мая 2012 года Путин подписал так называемые «майские указы». В «идеологической» части, если говорить кратко, россиянам обещали построение сбалансированной экономики, не особо зависящей от колебаний конъюнктуры углеводородов, поддержку государством инфраструктуры при снижении доли государства в экономике и максимальном выходе из немонопольных ее секторов, а в «социальной» - рост реальных доходов, заработных плат и пенсий. Так, обещалось увеличение размера реальной заработной платы по стране в 1,4-1,5 раза к 2018 году; заработных плат работников медицины и преподавателей вузов вдвое от средней по региону, а школьных учителей – до средней по региону.
В марте 2018 года Владимир Путин хочет в четвертый раз стать президентом России. При этом он не поддался искушению вести предвыборную борьбу с раздачей щедрых подарков. Согласно недавно одобренному парламентом бюджету, страна израсходует в будущем году номинально на 1% меньше, чем в 2016 году: примерно 16 триллионов 500 миллиардов рублей (280 миллиардов долларов). В 2019 году расходы должны еще раз снизиться. С учетом инфляции, даже если она, как в этом году, останется на рекордно низком уровне в 4%, получается реальное снижение расходов — и это несмотря на то, что допускается и рост доходов. Для Кремля консолидация государственных финансов имеет первостепенное значение. Еще в 2016 году дефицит центрального бюджета составлял 3,5% ВВП. С этим Россия почти справилась. После падение цен на нефть более чем наполовину с середины 2014 года страна, зависящая от экспорта нефти и газа, готовилась к худшему.
В России общение гражданина с государством на тему налогов и, соответственно, их уплата происходит в опосредованной форме, а не напрямую. Лишь очень небольшая категория граждан подают налоговые декларации и затем сами уплачивают налоги. За остальных это делает либо работодатель, либо всевозможные «налоговые агенты», включая банки. И это, разумеется, выстраивает совершенно иную систему взаимоотношений между налогоплательщиком и государством, чем когда первый лично «оплачивает» содержание второго. Существующая в России схема позволяет до сих пор в глазах многих граждан поддерживать образ государства как «благодетеля/покровителя», заботящегося о людях, а не живущего, на самом деле, на их налоги и обязанного, по идее, отчитываться о том, как оно их тратит.
Это дело, которое ведется в России и заставляет затаить дыхание также и западных инвесторов, сильно напоминает дело нефтяного концерна «ЮКОС». Он был разгромлен почти десять лет назад, после того как перед этим был посажен за решетку еще и сейчас известный во всем мире его глава и олигарх Михаил Ходорковский, прежде чем его, спустя десять лет, освободили в результате посредничества бывшего немецкого министра иностранных дел Ганса-Дитриха Геншера. Также и в актуальном случае опять сцепились могущественные главы концернов, хотя речь, якобы, не идет о чем-то личном, как это утверждает одна из сторон, Игорь Сечин, руководитель крупнейшего в стране государственного нефтяного концерна Роснефть.
Также и сейчас это поединок между государством и частным лицом
Какие бы обнадеживающие речи не звучали из уст нынешних кремлевских вождей о выходе российской экономики из кризиса, многострадальная российская экономика продолжает оставаться в плачевном состоянии. Об этом свидетельствуют официальные данные Росстата от 17 марта 2017 года, где полностью отражена ситуация в российской промышленности по состоянию на февраль месяц. Так, согласно данным Росстата спад промышленности по сравнению с февралем 2016 года увеличился на 2,7%, а рост обрабатывающего производства упал на 5,1%, что зафиксировано впервые с начала 2009 года. При этом, оценка динамики доходов граждан, оборота розницы и строительства в феврале 2017 года, оказалась такой же плачевной, как и статистика промышленного производства.
Состояние российской экономики и некоторых стран-сателлитов красноречиво показывает неспособность их лидеров обеспечить долгосрочное благосостояние. Это свидетельствует о том, что ошибочные представления могут породить лишь серьезные последствия. Сегодня, четверть века спустя после окончания холодной войны, слишком много стран бывшего советского блока остаются под контролем авторитарных лидеров. Некоторые из них, например, президент России Владимир Путин, научились прикрываться более убедительной ширмой выборов, чем их предшественники коммунисты. Они преподносят свою систему как «нелиберальную демократию», основанную на прагматизме, а не какой-то универсальной исторической теории. Эти лидеры утверждают, что они просто более продуктивны в достижении результатов.
Спустя более месяца после реализации сложной схемы по продаже 19,5% акций «Роснефти», представители власти и близкие к ней системные либералы не устают нахваливать успешность сделки. С точки зрения холодного расчета условного финансиста, все действительно кажется красиво: бюджет в кратчайшие сроки получил деньги, «Роснефть» – иностранного частного инвестора, минимизировав при этом риски внутрикорпоративного конфликта. Компания останется под непосредственным оперативным и стратегическим руководством менеджмента, лояльного и подконтрольного государству. Схему критикуют лишь либеральные эксперты и оппозиция, указывая на ее непрозрачность и сохранение неясности относительно источников финансирования. Однако проблема «приватизации «Роснефти» затрагивает гораздо более важные вопросы
Все тайное, рано или поздно, становится явным – в этой нехитрой истине «Роснефть» и российские чиновники смогли убедиться (и довольно рано) в очередной раз после того, как в СМИ появилась информация о том, что сделку по продаже акций «Роснефти» кредитовал сначала Государственный банк ВТБ, а потом ещё более государственный «Роснефтегаз». Собственно говоря, то, что сделка по продаже акций нефтяной компании не была завершена в прошлом году было хорошо известно – покупатели (Glencore) и кредиторы (Intesa) четко и недвусмысленно сообщили об этом; поэтому все громогласные заявления противоположного характера, раздававшиеся из уст российских чиновников, что, мол, сделка завершена, и деньги от ее завершения поступили в бюджет, изначально были враньем. Но публичное враньё в России не является основанием для отставки чиновника,
7 декабря российское государственное информационное агентство ТАСС передало миру слова пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова о том, что 19,5% акций Роснефти продано «консорциуму, созданному Суверенным фондом Катара и компанией Glencore». Сечин по этому поводу заявил следующее: «Это более одного триллиона рублей, которые поступят в бюджет, в том числе за 19,5% «Роснефти» – 10,5 млрд евро». Президент Путин согласился с ним, заявив, что «это крупнейшая приватизационная сделка, крупнейшая продажа и приобретение в нефтегазовом секторе в мире за уходящий 2016 год». Он сказал Сечину: «Игорь Иванович, хочу Вас поздравить с завершением приватизационной сделки по реализации крупного пакета нашей ведущей нефтегазовой компании «Роснефть» – 19,5%». Поскольку нам хорошо известно, что заявления Кремля следует перепроверять
Нефтегазовые аналитики, работающие в связке с Министерством энергетики, сегодня пытаются создать впечатление, что так называемый энергетический диалог Россия – ЕС идет полным ходом. На московских семинарах и конференциях они рассказывают об успехах российских переговорщиков в Брюсселе, где им удается убедить европейских коллег в ошибочном подходе к трактовке некоторых положений Третьего энергетического пакета и доказать, что положения эти противоречат ряду мест того же пакета. Беда в том, что эти победоносные сражения за трактовку отдельных параграфов в европейских документах никак не связаны с аппаратом принятия решений на уровне Еврокомиссии и прочих регулирующих органов Евросоюза. Сейчас переговоры с российской стороной не выходят за рамки контактов на экспертном уровне и потому совершенно непродуктивны.
Одним из самых значительных достижений российских властей в экономической и финансовой сферах в последнее время все чаще называют успехи в борьбе с инфляцией, особенно впечатляющие на фоне серьезного обесценива­ния рубля по отношению к большинству ведущих мировых валют. На протяжении многих лет в России и других постсоветских странах девальвация и рост цен сопровождали друг друга, отражая высокую степень зависимости от импорта и недоверие граждан и бизнеса к национальной валюте. Последнее сегодня в значительной степени преодолено, и это, несомненно, большая за­слуга Банка России и правительства – однако, на мой взгляд, мы вполне мо­жем столкнуться с новой проблемой. Поставив в очередной раз цель «убить» высокую инфляцию, которая считалась бичом российской экономики, правительство существенно преуспело.
В Рио-де-Жанейро проходят XXXI Олимпийские игры. Сборная России, оказавшаяся на них лишь чудом, представлена немногим более 200 спортсмена­ми – против 436 на предыдущей Олимпиаде в Лондоне. Поредели и массы спортивных чиновников, обычно сопровождавших команду. Допинговый скандал, не утихавший последние месяцы, еще сильнее ухудшил репутацию россиян. Тем интереснее окажутся результаты соревнований. Однако сегодня хотелось бы поговорить о том, что вызывало и еще вызыва­ет непреодолимый интерес российских лидеров к боль­шому спорту – но не о декларируемой причине в виде «национальной гордости», а о более серь­езной материи – о деньгах. Спорт в путинской России стал большим бизнесом для некоторых и огромной обузой для государства.
В дискуссиях, посвященных Брекзиту, немалое внимание уделяется описанию масштабов регулирования, порождаемого брюссельской бюрократией. В то же время реже встречаются количественные оценки результатов этого регулирования. Самую первую и самую общую оценку последствий членства в Евросоюзе можно получить путем сопоставления темпов экономического роста в странах, имеющих близкие уровни экономического и институционального развития, являющихся и не являющихся членами ЕС. Кроме того, можно сравнить изменение темпов экономического роста в странах, вступивших и не вступивших в Евросоюз. Для удобства за стартовую точку был взят 1995 год. Договор о создании ЕС был подписан в 1992 году, а вступил он в силу в конце 1993 года. В 1995 году в Евросоюз вступили Австрия, Финляндия и Швеция, что завершило формирование "ядра ЕС" из 15 высокоразвитых стран.
Большим спросом пользуются программы и инициативы разных западных стран, предоставляющие россиянам вид на жительство, а в последующем и гражданство, в обмен на инвестиции в экономику и создание рабочих мест. Привлечением российского человеческого и финансового капитала с удовольствием занимаются многие страны по обе стороны океана. Сразу оговоримся, что география российских инвестиций в обмен на резиденцию и/или гражданство на Западе достаточно широка, однако эти инвестиционные программы охватывают своими преимуществами лишь небольшой процент представителей крупного бизнеса и среднего класса России. Россияне-обладатели крупного капитала вкладываются в США, Великобританию, Австрию и другие страны Западной Европы, а исчезающий в России средний класс до последнего времени предпочитал сохранять нажитое
Об экономике говорили все, но ничего нового не сказали ни Силуанов, ни Набиуллина, ни Кудрин. В докладе Путина, как и раньше, речь шла о многих важных вещах, но убедительных практических решений по улучшению отвратительного предпринимательского климата и снижению вмешательства государства в бизнес президент не сформулировал. Цитата: «Отечественное судебное сообщество за последнее время уже многое сделало для улучшения качества правосудия. Позитивную роль в обеспечении единства правоприменения сыграло и объединение Верховного и Высшего арбитражного судов». Вот и всё, лучше не скажешь. Главные решения теперь будут приниматься вновь создаваемым Советом по стратегическому развитию с «проектным подходом» под управлением Путина и Медведева.
Мужчина средних лет с седыми волосами не может скрыть своего удовольствия. «Россия никогда не была в подобной ситуации, как сейчас», — говорит он и радостно улыбается. Речь идет о состоянии экономики России, а мужчина, которого снимает телеканал «Дождь», — Алексей Кудрин. Бывший министр финансов, известный критик экономической линии правительства и, вероятно, один из тех редких россиян, которые улыбаются, говоря о плохом состоянии экономики страны. Несмотря на то, что падение цен на нефть в начале года было преодолено, в этом году сокращение российской экономики ожидается вновь. Согласно недавно опубликованным исследованиям экономистов московской Высшей Школы Экономики, российская экономика еще не достигла дна.
Президент России Владимир Путин стоит на развилке. Положение страны в кризисной ситуации крайне неустойчиво. Не видно выхода из экономической рецессии, осложненной западными санкциями и увядшими нефтяными ценами, инфляция взлетела, заработки россиян падают, а процент живущих за чертой бедности растет темпами, невиданными со времен финансового кризиса 1998 года. Ограниченные военные кампании в Украине и Сирии возбудили националистические настроения, что позволяет властям поддерживать свою популярность. Тем временем НАТО усиливает свою группировку у российских границ, наращивая давление на российские вооруженные силы. Большую часть своих шестнадцати лет на вершине власти Путин оставался центристом (по российским меркам).
Не все страны довольны своим членством в Евразийском экономическом союзе под управлением Кремля. Больше всего трудностей возникает в вопросе свободной торговли. Во время кризиса на первый план выходят другие интересы. Действия премьер-министра России Дмитрия Медведева в Кыргызстане напоминают чековую дипломатию. Он пообещал маленькой, обедневшей центрально-азиатской стране в течение двух лет инвестировать около 30 миллиардов рублей ($ 470 млн) в газовую инфраструктуру. По мнению Медведева, сейчас необходимо устранить проблемы. Вероятно, они нашли свое отражение в жалобах, высказанных президентом Кыргызстана Алмазбеком Атамбаевым в конце мая. С ними согласился и президент Беларуси Александр Лукашенко.
Чем отличается экономическая программа от псевдоэкономичекого бреда, которым нас изрядно кормят последнюю четверть века? Экономическая программа не может быть абстрактной, неконкретной, оторванной от нюансов и специфики каждой отдельной страны. Именно поэтому невозможно автоматически натянуть, например, американскую экономическую программу на российские реалии, также справедливо и обратное. Экономическая программа – это руководство к действию, по сути директивный план на правах подзаконных или даже законных актов, состоящий из реалистичных, реализуемых целей, формализуемых постановкой исчерпывающих задач с четкими и внятными ориентирами, критериями эффективности с обязательно заданными условиями выполнения и выходными параметрами.
Страница 1 из 512345»»»

Уважаемые посетители сайта "Российская политика"!
Вы можете поддержать проект любой приемлемой для вас суммой.



Список статей